Политические преследования… Кто мешает работать заместителям городского головы

image3Прошло уже несколько месяцев, как в Северодонецком городском совете произошли существенные кадровые  изменения. На сегодняшний день в городе есть секретарь городского совета Григорий Пригеба, а также несколько новых замов. Среди заместителей мэра молодые люди, которые позитивно настроены и уже активно работают на благо города. Каждый из них действительно является профессионалом в своей сфере деятельности. Есть определенные результаты. Но они бы могли быть еще лучше, если бы депутаты, которые не смогли вступить в желаемые должности, постоянно не вставляли палки в колеса нынешним заместителям, тем самым, блокируя работу заместителей. Почему происходят такие ситуации – попытаемся понять, встретившись с заместителем мэра Сергеем Зарецким. Однако, известно, что политические преследования в адрес Сергея Викторовича начались еще в период предвыборной компании 2015 года, когда северодончане формировали из представленных кандидатов будущий состав горсовета. Итак, давайте разбираться.

 — Сергей Викторович, расскажите, с чего же всё начиналось? Где и когда зародилось политическое недоверие к вам и у кого появились сомнения?

 — Для того, чтобы понять всю ситуацию изнутри, придется вернуться к избирательной компании 2015 года, когда в 1 туре мы избрали депутатов горсовета и через 3 недели был назначен второй тур, где горожане определились с городским головой. Противостояния и гонения начались гораздо раньше второго тура. Ко мне обратились представители областной организации «Нашего края» с просьбой помочь им с юридической  регистрацией в Северодонецке этой партии. Я согласился, подготовил пакет документов, зарегистрировал здесь. Потом было предложение по организации избирательного процесса этой же партии. Я взялся за это дело. Параллельно было предложение от Владимира Грицишина оказать содействие в организации избирательного процесса именно его как кандидата в мэры-самовыдвиженца.

Здесь немного проясним ситуацию для наших читателей. Дело в том, что на тот момент в Украине действовал Закон о местных выборах, согласно которому будущий мэр должен был выдвигать свою кандидатуру исключительно от какой-либо партии. Далее этот закон попал на подпись Президенту и впоследствии были внесены некие корректировки. Переписанный закон теперь уже позволял баллотироваться на пост городского головы самовыдвиженцами.

 — Сергей Викторович, сориентируйте и разъясните читателям, как развивались события далее в нашем городе?

 — Пользуясь законным правом Владимир Емельянович зарегистрировался как самовыдвиженец, что видимо не входило в планы партии «Наш край». Они надеялись на то, что В. Грицишин будет идти в мэры от их партии. Это привело к определенной конфронтации. Список кандидатов в депутаты от партии «Наш край» был сформирован с учетом интересов и видения В. Грицишина, где были представлены уважаемые горожанами достойные люди, без каких-то криминальных, коррупционных ярлыков. Эта партия достойно смотрелась с данным списком кандидатов. Мы рассчитывали на поддержку В. Грицишина в адрес этих кандидатов и взаимно кандидаты были «за» В. Грицишина. В ходе избирательной кампании, буквально за 2 дня в списках кандидатов появился Сергей Шахов, который заявил, что именно он с этого момента является руководителем областной организации  партии «Наш край» и потребовал подготовить список. Сразу же он начал вносить в него свои корректировки. В итоге – изменилось треть списка, порядка 11-12 человек. Туда вошли разные люди – начиная с представителей СМИ и заканчивая – представителями баров и ресторанов. Я так понимаю, у него был некий кадровый голод, но весь список он не успел и не нашел, кем заменить. Началась избирательная кампания, в ходе которой Сергей Шахов  выставил своего кандидата в мэры – Юрия Фурмана.

 — Как проходила избирательная кампания? Всегда ли Сергей Шахов придерживался одной позиции или же наблюдались перебежки?

 — Он постоянно менял свою позицию от поддержки В. Грицишина партией «Наш край» и лично Ю. Фурманом до прямой конфронтации между партией и В. Грицишиным . Разлом усиливался, и подходя уже к 1 туру, когда выбирали депутатов от партий сложилась парадоксальная ситуация: депутаты  агитировали «за» В. Грицишина, но руководство этой партии критиковало В. Грицишина и шло в разрез с ним. Те люди, которые изъявили желание, вкладывали свои ресурсы, работали с людьми н округах – оказались заложниками ситуации. И сойти на половине пути с дистанции было уже попросту некорректно.

 — Какой был найден выход из сложившегося положения?

 — В итоге решили вести параллельно кампанию – некоторые из кандидатов агитировали за В. Грицишина, а кто-то – за Ю. Фурмана. В ходе первого тура определенное количество мест в горсовете получили кандидаты от «Нашего края». Среди которых – люди, которые представляли интересы Сергея Шахова,  а также те, кто были первоначально в списках, сформированных с учетом интересов громады.

 — Как известно, уже в ходе предвыборной гонки, после первого тура начали происходить странные ситуации. Было ли оказано какое-то давление на кандидатов, которые уже прошли во второй тур?

 — Сразу же те депутаты, которые были избраны от  В. Грицишина, подверглись жесточайшему давлению. Вечером и ближе к ночи людей выманивали под предлогом из дома, забирали на машинах, привозили в штаб, где на них оказывалось давление, о чем они неоднократно сообщали в милицию. Давление было произведено с целью отказа их от депутатства. Для чего это делалось – для того, чтобы следующий по сформированному рейтинговому списку С. Шаховым, смог войти, таким образом, в состав членов исполкома. Здесь мы искривили волю избирателей, когда люди  голосовали не только за партию «Наш край», но и за тех кандидатов, которых видели у себя на округах. Методы работы были разные. Партия «Наш край» массированно вела подкуп избирателей, есть свидетели. Но, к сожалению, должной реакции со стороны правоохранительных органов на такие беззаконные действия, не было. Подходя ко второму туру выборов, накал увеличивался. Апогеем стал день тишины – 14  ноября 2015 года, когда партия «Наш край» заявила и получила согласие от действующего городского головы Валентина Казакова на проведение очередной партийной акции в Дворце Культуры, которая, как обычно, сопровождалась распитием спиртных напитков. Я как человек, имевший отношение ко всему избирательному процессу, подошел в назначенное время с целью убедиться, соблюдается ли порядок, придерживается ли запрет на ведение политической агитации в день перед выборами.

— Сергей Викторович, расскажите непосредственно об этом мероприятии. Насколько известно общественности, как раз здесь и начались провокации со стороны Сергея Шахова по отношению к вам. Так ли это?

 — Было многолюдно, произошла определенная накладка – в это время в зале проходил детский областной конкурс. Зал был до отказа забит, как детьми, так и их родителями. В это же время толпа сторонников Шахова,  в жажде общения с ним и с Ю. Фурманом, в жажде распития спиртных напитков собиралась проникнуть в этот же зал. Люди, видя это, говорили: давайте дождемся окончания мероприятия, а потом вы уже сможете занять места. Среди таких людей был и я. Мы оказались под объективами не менее 5-7, велась частная съемка. Учитывая все обстоятельства, городской отдел внутренних дел обеспечил охрану этого мероприятия и сделал это на высоком уровне. Не допустили не то, чтобы кровопролития или каких-то жестких противостояний, а даже хулиганских действий, таких как порчи имущества – все было под контролем милиционеров. Вскоре  появился Шахов,  в сопровождении определенной свиты (журналистки Екатерины Погребняк  и своего адвоката). Увидев, что и я там, Сергей Шахов заявил: «Зарецкий – я тебя посажу, ты будешь сидеть». Это слышали многие люди, Надо сказать, что подобные высказывания Сергей Шахов позволял себе и ранее в мой адрес. Однако, на тот момент я не воспринимал эти угрозы всерьез. Но дальнейшие события заставили пересмотреть мое отношение к этим угрозам.

А в этот день – 14 ноября 2015 года прослеживались какие-то нарушения? Имели место быть противозаконные действия?

 — Все- таки сторонники С. Шахова и он сам дождались окончания концерта и вошли в зал ДК, где начали вести прямую агитацию в день тишины за одного из кандидатов в мэры. Вот здесь и было прямое нарушение действующего законодательства. Это как в джунглях во время водопоя объявлено  перемирие, так и в день тишины – должна была прекращена агитация. Ведь надо уважать не только друг друга, но и избирателей и страну, в руководство которой мы хотим попасть. К сожалению, мы поняли, что даже в этот день они не смогли остановиться и без зазрений совести проводили прямую агитацию. Этому есть видео доказательства.

 — В некоторых источниках была информация, что против вас возбуждено Уголовное дело. Насколько данная информация правдива? И хотелось бы от вас лично услышать подробности.

— Да, действительно, данный факт имеет место быть. Как раз эта ситуация связана с мероприятием, которое проводилось 14 ноября 2015 года. После окончания мероприятия я в компании товарищей я пошел домой. Через 30 часов на Северодонецкий санпропусник медсанчасти явился человек по фамилии Шантолий с ушибами, разбитой губой и синяками. Он заявил, что меня сутки назад  возле Дворца Культуры избил Зарецкий Сергей Викторович вместе со своим товарищем. По его словам, мы оттянули его за угол, где сбили с ног и начали бить. Еще один интересный факт – когда этот якобы потерпевший пришел на санпропускник, он изначально заявлял, что у него улично-бытовая травма. Напомню, что охрану на мероприятии обеспечивали вооруженные милиционеры, в количестве сопоставимом количеству пришедших туда людей. То есть непосредственно возле меня находилось не менее трех человек одновременно. Они туда пришли охранять общественный порядок. и если кому-то бы вздумалось начать какие-то хулиганские действия, непременно попытка была бы сразу пресечена. Более того, это бы резонансное событие сразу попало под объектив кинокамер.

 — Получается, произошла прямая фальсификация событий и подтасовка данных. Вас обвинили в том, к чему вы не имеете никакого отношения совершенно?

 — Безусловно, такой ситуации вообще не могло быть в принципе. Людей было много, но даже, если бы что-то подобное происходило, почему сотрудники милиции не предприняли ничего. Почему он тут же на месте, когда был якобы избит, не обратился к правоохранительным органам? Это же логично. Меня бы сразу там же задержали, если бы это было правдой. Почему люди, находившиеся рядом, не вызвали скорую помощь. Они же могли видеть, как происходит драка.

 — После окончания выборов, политические преследования и агрессия, направленная в ваш адрес прекратилась? Недовольство депутатов сошло на «нет»? Или продолжились гонения?

 — Нет, к сожалению, положение только усугубилось. Если быть последовательным, то стоит упомянуть еще об одном неприятном инциденте, которые произошел уже накануне сессии горсовета. В день ее проведения мне позвонил следователь и заявил о необходимости срочного проведения очной ставки между мной, свидетелями и потерпевшей. Потерпевшего я ни разу в жизни не видел, хотя он меня узнал сразу. Свидетелем этого человека выступила все та же известная нам Екатерина Погребняк, которая заявила, что она видела, как Зарецкий избивал его. Она кричала, пыталась звать на помощь, но никто не слышал почему-то. Также был еще один свидетель – мужчина асоциального вида, такой же как и сам Шантолий – неряшливо одет, небрит , не стрижен. Залогом чего стали эти люди – мне непонятно. Этот парень тоже сказал, что видел меня, хотя я его никогда не видел. Представлял интересы потерпевшего на дознании все тот же адвокат Шахова по фамилии Слесарев. Почему не нашлось больше ни одного свидетеля, кроме как людей, имеющих прямое и косвенное отношение к господину Шахову. Журналистка, которая и в рабочее и в нерабочее время всегда сопровождала Шахова, на протяжении всего избирательного процесса свидетельствует в пользу потерпевшего. Вышел я из кабинета следователя только за час до начала сессии. Опять-таки, было оказано давление. Почему именно перед первой сессией проходило это следственное действие и очная ставка? Когда народ не поддерживает, остается только подкуп, ложные свидетельства, угрозы жизни – такими методами оперируют сегодня С. Шахов и его команда.

После того, как я дал свои исчерпывающие показания, у следователя не возникало дополнительных вопросов и каких-то сомнений. И даже мне не юристу было понятно, что все-таки много разногласий в показаниях свидетелей. Прошло несколько месяцев тишины,  активное расследование не велось, и вот снова меня начали тревожить звонки от следователей. Однако, на этой неделе прямо на улице, когда я общался со своим адвокатом, меня задержали под объективами кинокамер. На руках у них было разрешение  оформленное в законной форме на принудительную доставку меня к следователю, утвержденное судьей. По прибытию в отдел мне сообщили, что мой статус «свидетеля» изменился на «подозреваемого». В милиции под роспись мне вручили документ под названием «Підозра» в совершении преступления.

 — Сергей Викторович, с чем вы связываете столь пристальное внимание к себе? И почему по вашему мнению происходят систематические политические преследования?

 — Я это связываю все события с политической ситуацией, сложившейся в северодонецком горсовете, которая есть на сегодняшний день. Для этой компании, рвущейся к власти любым, даже незаконным путем, все методы хороши. Какими следствие оперирует данными, вынося мне такое обвинение – непонятно. Ясно только одно – в случае вынесения мне лживого приговора, у меня будет судимость, которая не позволит мне заниматься ни политической деятельностью, как депутата, ни находится на государственной службе. Вот таким беззаконным способом, явно фальсифицируя уголовные дела, где все участники имеют отношения к С. Шахову, и к партии «Наш край» меня хотят лишить всех полномочий. К сожалению, не только я, но и другие депутаты тоже подвергаются определенному давлению.

Ситуация сложившаяся на сегодняшний день, касательно местных властей, крайне некорректна. Вместо того, чтобы помогать действующим заместителям мэра вести наш город вперед, на них оказывают жесткое давление и регулярно блокируют работу депутатов. Из-за несуществующих потерпевших, необоснованных заявлений в милицию, которые постоянно пишут подставные лица не только на Сергея Зарецкого, но и на других чиновников, недавно вступивших в должность заместителя городского головы – госслужащие вынуждены 5-6 часов высиживать на допросах у следователей. Данные «театральные»  ситуации созданы искусственно для того, чтобы новые замы не могли конструктивно работать, принимать ответственные для города и области решения, вводить реформы. Вывод здесь напрашивается только один – все делается для того, чтобы обернуть ситуацию против новых замов. Обвинить их некачественно выполненной работе, отсутствии в рабочее время на своих местах и так далее. Однако мыслящие горожане, видящие не только верхушку айсберга, но и то, что внутри него, смогут понять, что   новый состав горсовета гарантирует стабильность, мир и процветание нашему Северодонецку. А политические столкновения между депутатами – явление временное.

На сегодняшний день ситуация с возбуждением уголовного дела против Сергея Зарецкого не разрешена до конца. Не выяснены некоторые обстоятельства и факты, проводится расследование, процесс еще идет. Далее мы будем держать в курсе наших читателей и обязательно сообщим, как и когда будет закончено данное дело. И тогда станет ясно, кто действительно предоставил правдивую информацию, а кто воспользовался ложными показаниями.

                                                                                                Алла Зуева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *