Северодонецкий Ледовый дворец: уничтожить или спасти?

Наверное, все уже знают, что северодонецкий Ледовый дворец принадлежит не городу, а киевскому банку, и что работа его прекращена и персонал увольняют. Я попытаюсь рассказать, как это случилось. Рассказать, как непосредственный участник событий.

 

 

 

 

В конце августа 2016 года на парковке возле «Кишени» я остановил машину возле большого внедорожника. Случайно. Из соседней машины вышел и поздоровался со мной депутат городского совета Игорь Бутков. Мы были давно знакомы, но в 2016 еще не общались. Я занимал иную, чем Бутков, позицию по тем событиям, которые происходили в горсовете, и довольно жестко критиковал его за увольнение Казакова. Это не личное, это принципиальное – городского голову избирают избиратели, и не депутатам прекращать его полномочия. К тому же политик обязан уметь договариваться с оппонентами, в выборном органе всегда будут люди с разными взглядами. Но был еще один предмет для критики – это проваленные горсоветом программы софинансирования из ФРРУ примерно на 80 млн. грн. Это был большой удар по интересам города, и в связи с этим в 2016 году на сайте «Сегодня в Северодонецке» я изрядно «поездил» и по Оппоблоку, и лично по Буткову.

Но мы стояли рядом, и говорить было нужно. Я завел разговор о том, что считал для города важным и перспективным – о необходимости установить оборудование для создания искусственного ледового покрытия в Ледовом дворце. Бутков ответил, что он тоже так считает. Но, мол,  сейчас возникла проблема с тем, что «РВС-Банк» пытается отобрать у города это здание за долги по кредиту 2005 года. И что он готов заниматься вопросами, чтобы этого не допустить.

Эта информация была для меня совсем новой, но разобраться в ней, имея доступ к реестру судебных решений, не составляет особого труда.

Выяснилось, что 31 августа 2005 года по инициативе городского головы Владимира Грицишина КП СТКЭ  оформило кредит в банке на 7 млн.грн. под 20% годовых, а городской совет гарантировал этот кредит залоговым имуществом — Ледовым дворцом спорта. Срок погашения кредита истекал 31.03.2009 года, но деньги возвращены не были. Когда Казаков сменил Грицишина, не было возвращено более 3 млн.грн., а вовсе не 1 млн., как утверждали  26 октября журналисты телеканала «UA: Донбасс» в передаче «Тема дня». То есть, первым в списке виновных в том, что город сейчас де-юре потерял Ледовый дворец, стоит Владимир Грицишин: он не имел права по закону и не должен был закладывать столь ценный объект, принадлежащий территориальной громаде. А заложив, обязан был погасить кредит. Своевременно.

Осенью 2010 года Грицишина  в должности сменил Валентин Казаков, который почему-то решил, что не должен отвечать по долгам предшественника. 24.09.2012 года банк обратился с иском в хозяйственный суд Луганской области с требованием взыскать с КП СТКЭ 4208602 грн. 27 коп. долга, включая 3006616 грн. 67 коп. задолженности по кредиту и 1201985 грн. 60 коп. – проценты. Суд иск удовлетворил, а исполнительная служба открыла исполнительное производство.  Однако взыскать деньги не удалось, поскольку команда Казакова проявила недюжинную изобретательность, дабы не допустить этого. Виновным в том, что решение суда в 2012 году не было выполнено, является также Петр Чернышин.

2 августа 2016 банк подал иск уже к северодонецкому городскому совету, с требованием обратить взыскание задолженности на предмет ипотеки – Ледовый дворец. То есть, просил суд отдать ему здание за долги. Ситуация в юридическом плане для города была проигрышная: был признанный судом долг, который не удалось взыскать, было залоговое имущество, которым гарантировался возврат этого долга. И в августе 2016 года банк имел реальную возможность получить в собственность Ледовый абсолютно законным способом.  Правда, при этом банк в одностороннем порядке указал сумму задолженности уже в 7362599 грн. 83 коп., а затем увеличил ее до 10 млн. 78 тыс. грн. Что город, конечно, мог не признавать.

Шок ждал меня, когда я увидел определение суда, принятого по заседанию 30 августа 2016 года – представитель городского совета на заседание не прибыл и каких-либо доводов в защиту своей позиции не представил. И это по столь важному делу. В ситуации, когда только умная юридическая работа могла защитить интересы громады. Представитель третьего лица КП СТКЭ в заседании появился, но документы тоже не представил. Возникло впечатление, что северодонецкая власть умышленно проигрывала процесс и сдавала банку здание. Вероятно, подобное впечатление сложилось и у судьи – после этого заседания пресс-служба хозяйственного суда регулярно присылала на почту «Третьего сектора» информацию, касающуюся этого процесса.

12 сентября ЛОО КИУ обратилось к Казакову с предложением выдать доверенность представлять интересы горсовета в суде Сергею Серикову – как юристу КИУ. Наша задача минимум была проконтролировать, кто, что и как делает в процессе. И помешать, если был сговор. Хотя бы распространением информации . Т.н. демократы о нашем обращении ничего не знали, мешать было некому и Казаков, после долгих уговариваний, выдал доверенность. От горсовета он отправил на заседание совсем юного и неопытного работника юротдела, который во время заседания в основном молчал.

Накануне суда я снова встретился с Игорем Бутковым. Он рассказал, что для участия в процессе привлек Николая Волкова — опытного и хорошо известного в регионе адвоката (и достаточно «дорогого»). Рассказал депутат и о правовой позиции адвоката – тот будет требовать оставить иск банка без удовлетворения в связи с пропуском срока исковой давности. У Сергея Серикова была совсем другая правовая позиция, что лично я считал это позитивом – какая-то из двух разных позиций скорее могла быть поддержана судом, чем если бы она была одна.

Судью убедил все же Николай Волков — 21 сентября 2016 года суд отказал банку в иске на том основании, что право требования по договору ипотеки у истца возникло в 2009 году, а с иском он обратился в 2016 году. То есть пропустил трехлетний срок, в течении которого можно было обращаться с иском.  16 ноября 2016 года такое решение суда первой инстанции поддержал апелляционный хозяйственный суд.

Так что надо признать: в 2016 году Ледовый дворец остался в собственности Северодонецка в основном благодаря Игорю Буткову. Если бы он тогда не приложил свои организационные и, главное, финансовые ресурсы, Ледовый бы уже два года как был бы в собственности РВС-Банка. Мэрия никакого сопротивления этому не оказывала, а сам Валентин Казаков проявлял удивительное равнодушие к судьбе этого важнейшего для Северодонецка объекта.

Впоследствии поддержал Бутков и наше предложение, что банку нужно отдать деньги в порядке выполнения судебного решения 2012 года, и сессия даже выделила СТКЭ необходимую для этого сумму. Увы, Казаков снова не нашел возможности выполнить решение суда. Что и привело к фиаско в Высшем хозяйственном суде Украины 16 мая 2017 года.

Было это так. 1 ноября 2016 года северодонецкая прокуратура подала в хозяйственный суд иск с требованием признать прекращенными обязательства ипотеки. Иск был подан по настоянию прокурора Сергея Григорова, позднее он, кстати, делился вариантами, как можно восстановить в Ледовом искусственный лед. Суды первой и апелляционной инстанций иск удовлетворили, но эти решения отменил Высший хозяйственный суд, который указал в Постановлении: «… суди попередніх інстанцій не дослідили належним чином обставини виконання рішення господарського суду Луганської області від 24 вересня 2012 року у справі № 30/5014/1940/2012 про стягнення кредитної заборгованості, як підстави припинення зобов’язання…».

А 22 ноября 2017 года произошел рейдерский захват: частный регистратор из специально созданной конторы типа «Рога и копыта» перерегистрировал Ледовый дворец из коммунальной собственности северодонецкой территориальной громады в частную собственность «РВС-Банка». Незаконно, вопреки решениям суда. У Казакова по этому поводу сотрясали воздух, жаловались на плохих людей, но иск в суд об отмене незаконного регистрационного действия не подали. Спасибо прокуратуре, с иском о признании недействительным договора ипотеки обратилась она, и выиграла суд в первой инстанции. Кроме того, два иска по нашему призыву (и с нашей помощью) подали два жителя Северодонецка, один из которых — глава общественного совета при горсовете Алексей Малеванец.

А в апреле руководство города в очередной раз «подыграло» рейдеру —   по предложению первого заместителя городского головы Игоря Слесарева было принято решение №2420 от 06.04.2018 года «О временном прекращении функционирования Ледового дворца спорта». И теперь в судах банк может утверждать, что забрал у города за долги не важный объект социальной инфраструктуры, а неиспользуемое здание.

Какова ситуация сегодня?

«РВС-Банку» не нужен Ледовый как объект социального назначения, он не собирался и не собирается его использовать, как Ледовый дворец. Скорее всего, банк вообще не собирается его никак использовать, для него это только многомилионный актив. Который существенно улучшает показатель его капитализации. И позволяет привлечь деньги Нацбанка в порядке рефинансирования. Используется при этом здание по назначению, или нет — банку все равно. И пока город продолжал использовать здание до апреля этого года, голова у банка по этому поводу вообще не болела. После отказа города де-юре содержать Ледовый (на самом деле какое-то финансирование из городского бюджета продолжалось – в опосредствованном виде, через отдел молодежи и спорта), РВС-банку пришлось придумывать, как сделать вид, что собственник здания его использует. Надо понимать, что тогда и появилось предприятие-прокладка  «А-АЛЬФА КОНСАЛТ» (оно было зарегистрировано в марте этого года),  которому банк сдал здание в аренду за  197445 грн. в месяц. Мы убеждены, что «А-АЛЬФА КОНСАЛТ» тоже не будет использовать и, тем более, содержать Ледовый дворец – их договор аренды не более чем юридические игры. Чтобы демонстрировать, что банк здание использует – сдает в аренду. И чтобы не нести ответственность за ущерб зданию – за это отвечает теперь арендатор. Всем своим имуществом, которого у него на 5 тыс.грн.

Сегодня ситуация обострилась в силу того, что приближается зима. А решение №2420  означает, что из бюджета не будут оплачиваться энергоносители. Понятно, что будет со зданием зимой, если в нем не будет электричества и отопления. В самом худшем случае будут разморожены системы отопления, водоснабжения, канализации. И потом потребуются миллионы для их восстановления. При отсутствии отопления зимой значительный ущерб будет нанесен внутренней отделке здания,  погибнут пальмы и другие растения. А при одновременном отсутствии отопления и электричества будет весьма затруднительно обеспечить надлежащую сохранность имущества Ледового. То есть Ледовый, который северодончане потеряли (надеюсь, временно) юридически, будет утрачен и физически.

И снова Игорь Бутков оказался по разные стороны баррикад с Казаковым его командою. Бутков предложил заключить с «А-АЛЬФА КОНСАЛТ» договор субаренды, и продолжать использовать и обслуживать здание. Правда, это стоило бы бюджету 197445 грн. в месяц. Большинство депутатов это предложение поддержали, и решением 51-й сессии поручили отделу молодежи и спорта заключить такой договор. Исполнительные органы это решение горсовета выполнять отказываются, а депутаты горсовета Лишик, Сафронова, Нижельская в голос кричат – ни копейки из городского бюджета рейдеру. И не беда, что Ледовый при этом будет рушиться.

Алексей Светиков

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *